Symboldrama.RU

Символдрама в регионах

Email рассылка

Объявления

Семинары в Германии / 02.06.2015

В марте 2016 г. приглашаем в Германию на семинары!

Набор в психотерапевтическую группу по символдраме / 02.05.2015

Приглашаем врачей и психологов, а также студентов, социальных и медицинских работников, всех, кто заинтересован в своем развитии, в обучающий проект по символдраме.

подробнее >>

Прожить большое в малом / 19.12.2014

Итоги и вызовы: вглядываясь в 2014-й...

подробнее >>

По зову сердца / 18.12.2014

Символдраматисты одними из первых вступили в ряды Запорожской психологической кризисной службы

подробнее >>

Вышел новый выпуск журнала "Символдрама" / 08.10.2014

"Символдрама" №1-2 2014

подробнее >>

Малахова Н.В. Балинтовская группа в контексте разворачивания символического пространства в процессе взаимодействия ее участников

БАЛИНТОВСКАЯ ГРУППА В КОНТЕКСТЕ РАЗВОРАЧИВАНИЯ СИМВОЛИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В ПРОЦЕССЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЕЕ УЧАСТНИКОВ

 

Наталия Владимировна Малахова к.филос.н. доцент МОКПО, региональный представитель Комитета по личной терапии и балинтовскому движению ППЛ, руководитель балинтовских групп Германского балинтовского общества

 Одна из основных целей Балинтовской группы

Повышение квалификации специалистов, совершенствование профессиональной практики является одной из основных целей Балинтовской групповой работы. Это предполагает смелость и готовность специалистов к изменениям в своей деятельности, открытость новому опыту и самопознанию. Повышение квалификации специалистов происходит за счет достаточно длительной их работы в балинтовской группе со сложными клиническими случаями, которые «не идут из головы». Если специалист долгое время оставляет без внимания сложные случаи, накопление последствий ведет к ощущению профессиональной неуверенности и некомпетентности, к усталости, потере желания работать, к проблемам в контактах с коллегами и пациентами. Подобное состояние определяется как эмоциональное/профессиональное выгорание. Таким образом, Балинтовская группа является пространством/местом, где осуществляется не только совершенствование профессионализма специалиста, но одновременно и профилактика его эмоционального/профессионального выгорания.

 Важность работы в Балинтовской группе на первый взгляд не вызывает сомнений. Однако позиция врача общей практики, психотерапевта, особенно психиатра и в меньшей степени психолога-консультанта, зачастую бывает излишне категоричной. Наблюдается несколько чрезмерная уверенность в своей непогрешимости и всемогуществе. Именно подобную позицию необходимо преодолевать специалисту для плодотворной работы в балинтовской группе, чтобы разрешить себе быть смелым и открытым, готовым к изменениям, к улучшениям в своей профессиональной деятельности.

 Преодоление селективности восприятия

В процессе разбора клинических случаев на Балинтовской группе внимание центрируется на пациенте и на отношениях специалист/референт-пациент. Не секрет, что специалист зачастую видит только то, что готов видеть в пациенте и в отношениях с ним в силу своего жизненного опыта, установок и стереотипов, которые в основном остаются неосознаваемыми. Взаимодействие участников балинтовской группы помогает раскрытию бессознательных тенденций. Благодаря этому, все более разделяются уникальный жизненный опыт специалиста/референта и уникальный жизненный опыт пациента. Селективность восприятия,  преодолевается за счет обратной связи участников группы, построенной определенным образом [1]. В работе группы не поощряются выставление диагнозов и советы специалисту/референту, а приветствуется глубинная работа, направленная на «поднимание на поверхность» бессознательных процессов взаимодействия. Чтобы подобные процессы происходили, необходимо задание рабочей рамки группы (Setting) и четкое следование ей. Балинтовская группа проводится регулярно, достаточно длительное время. Например, раз в неделю по полтора-два часа в течение несколько лет. Существующий Setting, отвечающий принципам психодинамической работы, помогает решению поставленных целей и задач.

 Концептуализация символического пространства Балинтовской группы Формат Балинтовской группы изначально задан как символическое пространство.  Это символическое пространство определенной структуры, предполагающее принцип минимального структурирования и принцип самоорганизации, в котором удерживается напряжение хаоса и существования в неизвестности. Благодаря этому открывается возможность  прикосновения к глубинным (онтологическим) основаниям/априорным структурам опыта.

  Человека как такового и человеческие отношения трудно исследовать в определенности. Пространство Балинтовской группы является континуумом, в котором осуществляется уникальная возможность разворачивания символического языка в различных аспектах взаимоотношений. Символический язык выступает как собирающее, связывающее начало. Он обнару­живает что-то неявное, не лежащее на поверхности, непредска­зуемое [2,3,4].

Символический язык перекидывает мостик – является посредником между неосознаваемым и осознанием через инсайт. Происходит это в процессе диалога, понимания, познания. Но, скорее всего, понимания, так как символ до конца познать невозможно. Символ многомерен и многослоен по своей природе, «…символ предполагает необходимость очень тонкого, небуквального и непрямого обращения с собой» [5, стр. 99]. Проявление символического осуществляется через прикосновение, распознавание и озвучивание чувственных, эмоциональных, телесных переживаний, раскрытие  навевающих образов, относительно предоставленного материала. Для разворачивания или распаковывания символа необходимо «мифическое пространство», которым и может стать пространство Балинтовской группы [там же].

 Если воспринимать пространство балинтовской группы как символическое/ мифическое пространство, то вполне закономерно, что в этом пространстве проявляются мифические, кентаврические объекты, касающиеся того, что происходит с пациентом и в паре специалист/референт-пациент  [5, 6].

Например, семья, пришедшая на прием из-за проблем с ребенком (мальчик, отец и жена отца), может выглядеть в своей конфигурации как дракон о трех головах, сидя на диване и плотно прижавшись друг к другу, с центральной фигурой и головой отца, к которой прилепляются два других персонажа. Референт из-за восприятия такой странной конструкции со страхом и опасениями на неосознаваемом уровне, на осознанном уровне может теряться и не понимать, как взаимодействовать с этой семьей.

Или пациентка, которая хочет любви, признания и поддержки, но не в состоянии все это принять, обесценивая и стараясь уязвить референта или изолируясь от контакта с ним. Она может представиться в образе в виде существа в пузыре, с множественными лапами-присосками на этом пузыре, которые ищут опору и объект для присоединения. Все эти странные конфигурации разворачиваются и раскрываются в символическом/мифическом пространстве Балинтовской группы. Они постепенно теряют свою заряженность благодаря раскодированию их символического языка репрезентации, будучи обнаруженными и рассмотренными участниками группы.

 

Разворачивание (раскрытие) символического языка

Символический язык разворачивается благодаря использованию психодинамических техник. Эти техники позволяют существовать спонтанности, достаточной для свободного самовыражения и открытий в происходящих на глубинном уровне процессах.

Техники:

_ свободные ассоциации: проговаривание чувств, эмоций, переживаний, ощущений в теле, спонтанно возникающих образов;

_ направленное представление образа или имагинация; 

_ скульптура и ролевая игра;

_ техники арт-терапии, например, использование музыкальных нструментов, для выражения образов и переживаний.

Все эти техники используются для создания и поддержания символического/мифического пространства Балинтовской группы, в котором возможно прикосновение к глубинным (онтологическим) основаниям/априорным структурам опыта.   В тоже время, происходит взаимодействие с феноменальным слоем опыта каждого из членов группы, посредством того, что каждый участник дает обратную связь в виде образа, чувств, телесных ощущений и т.д. Каждый участник имеет возможность участвовать в скульптуре и делиться своими переживаниями по поводу отношений специалист/референт-пациент и тем, как он видит пациента и его отношения в ближайшем его окружении.

 

Осознавание специалистом/референтом собственных возможностей

Благодаря инсайтам, происходящим в процессе работы Балинтовской группы, из хаотического состояния непонимания рождается осознавание и более высокий уровень упорядоченности. Таким образом, референт косвенно соприкасается с собственными возможностями и ограничениями. Возможности дают ресурс, а ограничения могут переходить в разряд возможностей, благодаря их осознаванию и навыку их отслеживать. Важно принимать во внимание, что осознавание и предшествующий ему инсайт могут быть  обнаружены как в процессе работы группы, так и за ее пределами. Так как символическое на глубинном уровне продолжает разворачиваться. Осознавание референтом собственных возможностей сопровождается изменением его состояния. На эмоциональном уровне прослеживается облегчение, на когнитивном – удовлетворение от понимания того, что происходит, на уровне тела – расслабление, что ведет к профилактике эмоционального выгорания и не только…

 

Заключение

Постепенно в процессе длительной работы Балинтовской группы повышается качество работы специалиста. Появляется ощущение определенной свободы исследователя-профессионала. Таким образом, достигается одна из основных целей Балинтовской группы – повышение квалификации специалиста.  

 

Литература

1.     Balint M. The doctor, his patient, and the illness / M. Balint – London: Tavistock Publications; 1957.

2.     Лосев, А. Ф. Абсолютная диалектика - Абсолютная мифология. / А.Ф. Лосев // Миф - Число - Сущность / Сост. А. А. Тахо-Годи; Общ. ред. А. А. Тахо-Годи и И. И. Маханькова. М.: Мысль, 1994. – 919 с.

3.     Лосев, А. Ф. Диалектика мифа / А. Ф. Лосев. – Из ранних произведений. – М.: «Правда», 1990. – 460 с.

4.           Флоренский, П.А. Имяславие как философская предпосылка / П. А. Флоренский. – Соч. Т.2. – М., 1990. – С. 281 – 321.

5.     Мамардашвили, М. К., Пятигорский, А. М. Символ и сознание: метафизические рассуждения о сознании, символике и языке / М. К. Мамардашвили, А. М. Пятигорский. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 224 с.

6.      Мамардашвили, М. К. Классический и неклассический идеалы рациональности / М. К. Мамардашвили. – М.: «Лабиринт», 1994. – 90 с.

 

2019 © МОО СРС. Все права защищены.