Symboldrama.RU

Символдрама в регионах

Email рассылка

Объявления

Семинары в Германии / 02.06.2015

В марте 2016 г. приглашаем в Германию на семинары!

Набор в психотерапевтическую группу по символдраме / 02.05.2015

Приглашаем врачей и психологов, а также студентов, социальных и медицинских работников, всех, кто заинтересован в своем развитии, в обучающий проект по символдраме.

подробнее >>

Прожить большое в малом / 19.12.2014

Итоги и вызовы: вглядываясь в 2014-й...

подробнее >>

По зову сердца / 18.12.2014

Символдраматисты одними из первых вступили в ряды Запорожской психологической кризисной службы

подробнее >>

Вышел новый выпуск журнала "Символдрама" / 08.10.2014

"Символдрама" №1-2 2014

подробнее >>
Symboldrama.RU / БИБЛИОТЕКА / Статьи / Коробова И.Г. Пример эффективности применения метода символдрамы в работе с депрессивными расстройствами

Коробова И.Г. Пример эффективности применения метода символдрамы в работе с депрессивными расстройствами

          Символдрама - это важный инструмент в арсенале практикующего психотерапевта и психолога-консультанта. Она хорошо сочетается с классическим психоанализом, юнгианской психотерапией, гештальт-терапией, игровой психотерапией.

          Из известных сегодня около пятнадцати направлений психотерапии, использующих образы в лечебном процессе, символдрама является наиболее глубоко и системно проработанным и технически организованным методом, имеющим фундаментальную теоретическую базу. В основе метода лежат концепции классического психоанализа, а также его современного развития (теория объектных отношений М.Кляйн, эго-психология А.Фрейд, психология «Я» Х.Хартмана и «Self-Psychologi» Х.Когута, Р.Шпица, Д.В.Винникотта, М Малер, О.Кернберга, Й. Лихтенберга).

          Приводимый далее пример демонстрирует использование индивидуальной психотерапии по методу символдрамы женщины 42 лет, страдающей  рекуррентным депрессивным расстройством.

          Пациентка, замужняя женщина, имеет троих детей. Обратилась по поводу проблемы неуверенности во всех сферах жизни. Поводом для обращения послужила остро переживаемая «собственная никчемность». Пациентка так сформулировала запрос на терапию: восстановление эмоционального равновесия; обретение уверенности в себе. Жалобы пациентки были сосредоточены полностью на сфере межличностных взаимоотношений.

В адрес мужа выражалось желание расстаться с ним в связи с его алкоголизмом, и полное отсутствие видения свого будущего рядом с ним. Возникало ощущение безысходности и тупика.

Другой постоянной проблемой являлись взаимоотношения с матерью. Мать, проживающая в соседнем доме «окна в окна», также страдает алкогольной зависимостью. Пациентка воспринимала  ее  в целом негативно и старалась не общаться вообще.  С детства  по отношению к матери пациентка испытывала только страх и беспрекословное подчинение. В анамнезе имелись факты насилия пациентки в подростковый период собутыльниками матери.

          Также пациентка выражала обеспокоенность своими отношениями с младшим сыном-22-х лет (учится в педагогическом колледже), который  совершенно забросил учебу. Все эти проблемы ни на минуту не позволяли пациентке отдохнуть, расслабиться, находясь в собственном доме, это приводило к напряжению и нехватке энергии.

Психотерапия  продолжалась  9 месяцев,  с  частотой  сеансов  один  раз  в  неделю  и  перерывами  в  связи  с  праздничными днями.   Всего  за  это  время  было  проведено  36  индивидуальных  сессий.

В  работе  использовались  следующие  мотивы: «Цветок»,»Луг», «Ручей», «Гора», «Дом», «Опушка леса», «Корова», «Слон», «Место,  где  тебе хорошо», «Дикая кошка»,, использовался ассоциативный метод.

На первом сеансе был проведен тест «Цветок», который показал вытеснение внутренней связи с матерью в область бессознательного (на вопрос, как связан цветок с землей, ответила, что где-то в глубине он соединен стеблем с корнями, но увидеть этого она не может).

На втором сеансе предложен мотив «Луг». В образе возникла поляна, покрытая «утоптанной, погибающей, но еще зеленой» травой. Ограничена  справа рекой и горами, а слева - проселочной дорогой. Пациентка в возрасте 15 лет взаимодействовала в образе с травой   - «мягкая, приятная, но погибающая», с землей- «холодная, но прикасаться приятно, больно, что все серое -небо, погода, река грязная». В целом образ сопровождался тяжелыми эмоциональными переживаниями, которые проявлялись в тяжелом прерывистом дыхании,  постоянном потирании руками лица.

В следующем мотиве на предложение представить луг (как начальный этап последующего задания структурирующего мотива) у пациентки в образе возникло окно в поезде. Пациентка представила себя, «временно присевшей на диванчик», наблюдающей за одинокой лошадью, находящейся на спуске горы. Пациентка представила себя в возрасте 15 лет, приятные ощущения от одежды - платье, которое сама себе сшила. На ногах шлепки, они постоянно слетают, приходится удерживать - что вызывает чувство дискомфорта. Сбросила шлепки - хорошее настроение. Хочется покататься на лошади, но боюсь.

На рисунке изображена лошадь на фоне двух округлых гор. В ходе  беседы пациенка проанализировала свои чувства, возникающие при взаимодействии в образе с лошадью - «хочется покататься, но страшно», «наверное, это о моих отношениях с мамой в детстве - хочется поговорить, что-то рассказать, но боялась - ведь мама такая непредсказуемая». Также это символизирует эдипальные проблемы пациентки - «хочется отношений с мужчинами, но страшно».

Следующий мотивом был «Ручей». Пациентка представила приятный  безграничный  луг, прекрасная погода. Возраст лет 15. Она полежала на траве, наслаждалась запахами, теплом. Неприятные эмоции приносила одежда и обувь -некрасивые трико и футболка, «висячие и расхлябанные». Спустившись с холма, нашла ручей с зеленоватой водой, крутыми берегами, так что до воды не добраться. «Чувствую боль в груди - знаю, что где-то рядом муж с какой-то девушкой, хочу уйти». Пошла по течению ручья, ручей впадает в озеро. Вокруг озера горы. Чувство радости от красоты места смешано с болью от присутствия мужа. «Вода холодная, похоже , что ранняя весна». Стала подниматься в гору, песок уходит из-под ног, грустно и одиноко. Вокруг сосновый лес, грубые шершавые деревья, затоптанная трава. Захотелось обнять сосну, футболка задралась, кора царапает кожу, но не хочу отпускать,  дерево придает силу и равновесие. Вышла из образа с легким чувством грусти. Образ подтверждает депрессивно - мазохистские тенденции в личности пациентки.

На следующий сеанс пациентка пришла с чувством сильной усталости, являющейся следствием постоянного чувства вины. Был предложен образ «Место, где вам хорошо». Представила себя в своей комнате, сидящей спиной к батарее, обняв подушку. Представив себя подушкой, почувствовала тепло, жар и сильное давление хозяйки  - «Хочется, чтобы отпустили, положили на ноги - здесь я могу греть ноги хозяйки» . затем в образе подушки  захотелось попросить красивую наволочку. Примеряла разные - с розовым слоном, с коровой с цветком, с обезьяной. Остановилась на наволочке с черной пантерой и «заважничала». Из образа первый раз вышла с чувством удовольствия. Образ был ресурсным, где пациентка отдохнула и напиталась ресурсами.

Рисунок не нарисовала. Стала искать вышивку с узорами из «сна наяву». Через некоторое время после окончания терапии, пациентка позвонила и с удовольствием рассказала, что вышила эти наволочки.

Далее пациентке был предложен мотив „Корова". В образе представилось подсолнуховое поле, где пациентка вспомнила приятные переживания, связанные с мужем, когда они проезжая мимо этого поля, остановились и гуляли. Далеко за полем представилась добрая корова, черная, с белым пятном, небольшими рогами. «Хорошо, что это не моя корова» - я знаю, что такое  - держать корову, в детстве мне досталось работы с ними.» Пациенка села в образе недалеко от коровы. «Я ее боюсь, а она чего-то выжидает». Пациентка погладила корову, «не испытывая к ней  полного доверия».  Уходила с «чувством облегчения».

На следующем сеансе в мотиве на предложение представить луг (как начальный этап последующего задания структурирующего мотива) представился комфортный  «махровый бархатистый» луг плавно перешедший в гору. Гора высокая, «в небо», покатая, округлая. Пациентку одолевают сомнения, хватит ли у нее сил, добраться до верха. Поднявшись, испытывает чувство свободы, эйфории - «я - вольная птица, и лучше этого чувства ничего нет, во мне это не умещается!». С горы пациентка видит знакомый ей ландшафт - родной город, за ним «бездонная даль». Хочется смотреть в нее и громко кричать. Спускается медленно, «сохраняя удовольствие». Спустившись, оборачивается на гору - «не такая уж она и высокая!» (Подъем в гору способствует повышению самооценки и уровня притязаний, преодолению депрессивных тенденций).

На следующем сеансе было решено проработать «Ручей». Пациентка представила осенний лес, морозный воздух. Ручей представился широким, вода холодная, чистая, дна не видно. Одежда представилась комфортная, удобная, что было в первый раз в образе. На предложение терапевта пойти к истоку ручья, пациентка ответила, что туда не дойдет, не хватит сил. Вторичный отказ подтверждает фрустации прохождения пациенткой оральной стадии. Пациентка отправилась к устью, представила море,  «голубая мягкая, приятная гладь». Вода холодная, приятная, «спокойная - мало сказать». Впереди на горизонте туман. В образе произошла глубокая ресурсная подпитка.

Далее настроение пациентки колебалось от полюса «уверенность и активность» к полюсу «разочарование и безысходность». В отношениях с мужем еще больше запуталась - «хотела избавиться от него, а когда на днях узнала о его связи с другой женщиной, испытала глухую боль». «Чего же я хочу?»

Был предложен образ «Дикая кошка». Представила домашнюю серую кошку с зелеными выразительными глазами, гуляющую рядом с домом пациентки. «Вжившись» в роль кошки, пациентка с наслаждением чувствовала тело - «такие лапы!», хвост и т.д. с удовольствием позволила себе быть кошкой, «которая гуляет сама по себе».

На следующем сеансе  был предложен мотив «Дом». Пациента представила небольшой скромный деревянный дом. Войдя в дом, поняла, что это дом ее деда. Нахлынули воспоминания детства. В доме теплая печка - «меня кто-то ждет и любит». Эмоциональное напряжение, возникшее в ходе работы в образе, прорвалось в форме переживания грусти, безысходности, разочарования, одиночества, что, в свою очередь, вызвало эмоциональную реакцию в виде  долгих слез. Кухня представилась в образе пустой,  нежилой - «нет даже ни единого полотенца», что в очередной раз подтвердило ранние оральные фрустрации пациентки. В гостиной - пустой аквариум, в дедовской спальне две кровати и книги деда о пчеловодстве (данный критерий позволяет судить об объектной зависимости пациентки от значимого для нее лица - деда) - пациентка долго держала их в руках, листала, получив при этом ресурсную подпитку - «приятно - родное».

Для прояснения ситуации триангуляционных отношений был предложен образ «Слон». В образе пациентка представила себя в возрасте 35 лет  на огромном лугу с мягкой травой. Появляется на поле слон, сначала достаточно далеко. Затем приближается. Она испытывает радость, покой, чувство защиты, полную взаимность, совместимость, гармонию.  Обнимает ногу слона и долго наслаждается нахлынувшими чувствами.

На рисунке слон изображен без бивней, причем в образе слон был взрослым, а на рисунке получился «слон-ребенок». По словам пациентки, отец не соответствовал роли мужчины в семье, эту роль всегда выполняла мама. У него не было соответствующего авторитета дома,  он старался никогда не противоречить. В обсуждении произошло освобождение вытесненного материала. Вспомнила, что в раннем детстве какое-то время была близка с отцом, но потом он как-бы отдалился. В детстве ждала от отца защиты от маминых инициатив, но он этого дать не мог, «ему самому была нужна защита».

На следующем этапе терапии  клиентка «ожила, проснулась». Сменился внешний вид - поменяла очки, стала одевать вещи с открытой областью декольте. Начала посещать курсы английского языка, брать уроки игры на гитаре. Записалась на курсы вождения. Пациентке начали сниться сны эротического содержания.

Был предложен мотив «Сосуд», где пациентка представила стеклянную вазу, пыльную, с запахом несвежей воды. Пациентка помыв вазу, поставила в нее три розы. При этом ощущала эмоциональный подъем.

Так как целью психотерапии должна быть постепенная интеграция  изолированных, оторванных, находящихся в конфликте комплексов в целостную личность, далее пациентке был предложен образ «Опушка леса». Пациентка представила опушку лиственного леса, образ вызывал приятные эмоции. На опушку вышла любопытная белка с хвостом вверх. Пациентка покормила ее яблоками, орехами. «Гладить не буду - боюсь спугнуть». В образе пациентка наслаждалась ощущениями деревьев - «береза - прохладнее, тополь - теплее». «Напиталась энергией леса».

На  данном  этапе  по  желанию  пациентки  терапия  была  остановлена. Она высказала желание попробовать жить без психотерапии и самостоятельно решать возникающие проблемы и преодолевать трудности повседневной жизни. Пациентка отметила, что изменилось ее самоощущение, отношение к маме, супругу и детям.

 Исходный запрос на терапию оценен пациенткой как полностью выполненный:  «появилась стойкая уверенность в себе и в завтрашнем дне». Отношение к мужу изменилось - исчезло чувство страха, «стала воспринимать его как личность»,  в  результате позволения ему «играть в его игры» изменилось внутреннее их переживание. «Он  воспринимается как чужой, но выгонять я его не могу, он отец моих детей - оставим этот вопрос времени.»Отношения с матерью внешне не улучшились, но теперь она стала реагировать на все значительно спокойнее, терпимее, позволила ей просто быть такой, как та хочет.  Отношения с сыном превратились в партнерские, «он сам теперь отвечает за свою жизнь, и ему это нравится». На момент окончания терапии пациентка выразила желание «дать прорасти» тем пониманиям себя и своих желаний, потребностей и возможностей, полученных в ходе терапии. Отметила важность для себя как самой возможности обсуждать с кем-то свои текущие проблемы, так и возможности увидеть их под другим углом, «понять, почему все так».

Данный пример проведения терапии с пациентом, страдающим депрессивным расстройством подтверждает преимущество использования имагинатимных техник психотерапии, опирающихся на представление воображаемых образов.

 

 

 

 

2017 © МОО СРС. Все права защищены.