Symboldrama.RU

Символдрама в регионах

Email рассылка

Объявления

Семинары в Германии / 02.06.2015

В марте 2016 г. приглашаем в Германию на семинары!

Набор в психотерапевтическую группу по символдраме / 02.05.2015

Приглашаем врачей и психологов, а также студентов, социальных и медицинских работников, всех, кто заинтересован в своем развитии, в обучающий проект по символдраме.

подробнее >>

Прожить большое в малом / 19.12.2014

Итоги и вызовы: вглядываясь в 2014-й...

подробнее >>

По зову сердца / 18.12.2014

Символдраматисты одними из первых вступили в ряды Запорожской психологической кризисной службы

подробнее >>

Вышел новый выпуск журнала "Символдрама" / 08.10.2014

"Символдрама" №1-2 2014

подробнее >>
Symboldrama.RU / БИБЛИОТЕКА / Статьи / Э. Хорн: Работа c «семьями с неродными родителями» / Работа с «семьями с неродными родителями» и «сборными семьями» [1]

Работа с «семьями с неродными родителями» и «сборными семьями» [1]

 

Доклад во Львове, август 2007 г.

Эрика Хорн

Вследствие увеличивающегося количества разводов растает число семей с неродными родителями, которые называются еще «сборными» семьями.

В эту новую форму семьи женщина часто приводит с собой детей, отец которых живет в другой семье. «Семьи с отчимом» являются самой распространенной формой «сборных» семей, так как после развода дети часто остаются с матерью.

Но и мужчина может привести своих детей, которые живут с ним, в новую семью, в то время как мать этих детей живет в другом месте, возможно тоже уже в новой семье. «Семьям с мачехами» часто приходится тяжелее, так как ожидания по отношению к матери более высокие, чем по отношению к отцу.

Для детей из «сборных» семей это означает, что они должны поделить новую роль на уровне братьев и сестер, отказаться от привилегий и преимуществ, взять на себя новую ответственность. В новые семьи дети приходят со своими разными историями и представлениями о семейной жизни.

Сегодня в Германии приблизительно каждый 6-й ребенок растет в «сборной» семье. Даже в сказках Золушка, Гензель и Гретель живут в семьях где вместо матери - мачеха.

Для детей из «сборных» семей это означает, что они должны приобрести новых братьев и сестер, отказаться от привилегий и преимуществ, взять на себя новую ответственность. В новые семьи дети приходят со своими разными историями и представлениями о семейной жизни.

Сводные братья и сестры, которые оказались во вновь образовавшихся семьях, не всегда могут стать друзьями, сначала они должны научиться вести себя друг с другом в новой семье, приспособиться друг к другу.

Например: Женщина, которая после развода с мужем осталась жить со своими двумя сыновьями Мартином и Андреасом в возрасте 9 и 6 лет, знакомится с мужчиной, который также живет сам со своей 8-летней дочерью. Они решают объединиться в одну семью. Женщина со своими двумя сыновьями переезжает к мужчине в 3-комнатную квартиру. И вот возникают две из наиболее распространенных конфликтных ситуаций:

Трое детей должны поделить между собой детскую комнату, в которой София до этого времени жила одна, чему она сильно сопротивляется. София видит свою мать один раз в неделю в определенное время, в то время как отец Мартина и Андреаса встречается нерегулярно со своими сыновьями. 

Влияет на детей и через детей на вновь созданную семью часто тот из родителей, который живое отдельно, вместе с дедушкой и бабушкой. Дедушка и бабушка, родители новых партнеров повелели себя в приведенной выше ситуации по-разному: родители, брат и сестра женщины полностью признали Софию и чудесно принимают ее в своей семье. Родители же мужчины в противоположность делают попытку игнорировать Мартина и Андреаса.

Конечно, в новой семье бывают еще и конфликты между парой, которые возникают в отношениях друг с другом и без приведенных в семью детей. Но конфликты в семьях с неродным отцом или матерью возникают несравненно чаще, чем в обычных семьях.

Консультируя такую пару, сначала нужно выяснить во время разговора, что их объединяет и что они, не смотря на все проблемы, сумели хорошо преодолеть до этого времени. Это важно потому, что пары часто обращают внимание лишь на проблемы, не замечая положительных моментов. Благодаря признанию извне, в этом случае благодаря терапевту, им становится легче понять свои сильные стороны.

Есть и другая возможность, в процессе консультации разработать детальные решения для конкретных проблем, которые бы немного ослабили общую напряженную ситуацию.

В случае с Софией, Мартином и Андреасом каждый из детей получил в общей детской комнате, четко отмежеванную от других собственную территорию, а Мартину разрешили вечером еще 20 минут почитать книжку в гостиной, так как он самый старший из всех детей и потому, что свет, когда он читает, может мешать другим.

Желательно, чтобы дети из семей, где есть неродные родители, прошли курс психологической помощи, так как одной из проблемных сфер новой семьи может быть отсутствие одного из родных родителей.

Дети часто ощущают свою принадлежность двум семьям. В таком случае необходимо найти пути, чтобы подчеркнуть границы новых семей с неродными родителями, не повреждая отношения с существующими за пределами этой семьи родными родителями.

 Важно, чтобы все, кого это касается, знали: им нужно много терпения, не только относительно других, но и по отношению к самому себе. Терпение всегда вознаграждается.

Каждая семья проходит в своей истории развития фазы, которые изменяют структуру системы таким образом, что становится необходимой переориентация. Переход из одной фазы в другую наблюдается как в «нормальных семьях», так и в семьях с неродными родителями и переживается семьей, как кризис.

Это может быть, например, рождение ребенка или оставление дома молодежью, а также приход и уход детей.

Например, в молодой семье (мать самая психотерапевт) родился третий ребенок, когда двум другим детям было 7 и 10 лет. Когда младшему ребенку исполнилось 3 года, маты радостно подумала: «Ну, вот и пришел покой в нашу семью. Каждый нашел сейчас свое место». Это была так называемая «нормальная семья». В семьях с неродными родителями, братьями или сестрами, как установлено, нужно больше времени, часто даже до 5 лет, чтобы сдружиться.

 

Фазы развития семьи с неродными родителями

Семья с неродными родителями имеет дело не только с обычными переломными фазами, которые проходит каждая семья, но еще и с фазами, которые определенным образом и в определенной последовательности являются типичными лишь для нее, и преодоление которых имеет решающее влияние на то, как семья с неродными родителями станет единым новым целым.

Выделяют такие фазы:

1. Фаза расставания. Важной проблемой здесь есть печаль, т.к. необходимо расстаться друг с другом, а также расстаться с желанием жить в нормальной семье. Позиции и функции родителей должны определяться по-новому (родительские права, право на свидание, содержание). Родители остаются родителями, даже если они и не живут вместе: развод разрывает лишь саму пару. Не смотря на это, один из родителей должен отказаться от определенной меры влияния и контроля, а также от власти относительно воспитания своего ребенка;

2. Фаза жизни как частичная семья. Здесь в основном речь идет о том, чтобы признать неполноценность семейного союза и жить таким образом. Один из родителей, который воспитывает самостоятельно ребенка, должен взять на себя функцию отца и матери, понимать это и отстаивать. Важно, например, чтобы задачи не возлагались целиком на родных или на старших по возрасту детей, а чтобы лишь, в крайнем случае, направлялись к ним. Эта фаза часто приносит для одного из родителей, который сам занимается воспитанием ребенка, увеличение нагрузки. Очень важными тогда являются объекты для идентификации. Дети их ищут у соседей, у дяди или тетки, в школе и в церковных группах. По этой причине гибкие границы с внешним миром, а также и с тем из родителей, который больше не живет в семье, очень важны. Дети, которые воспитываются в семьях с одним родителем, часто более самостоятельны, чем дети того же возраста, которые воспитываются в «нормальных семьях». Это является их преимуществом.

3. Фаза учреждения новой семьи. Семьи с неродными родителями должны отказаться оттого, что было для них хорошо знакомо и обычно. Речь идет о том, чтобы не стараться быть «нормальной семьей», а быть другой семьей. Каждый должен найти свою новую позицию и новую сферу задач.

4. Члены семей с неродными родителями должны признать, что близость и дистанция между членами семьи могут быть разными. Близость родного отца/ матери к своим детям должна быть большей, чем у неродного/неродной. Отношениями в паре нельзя пренебрегать. Их нужно строить и беречь намного сознательнее. Терпимость друг к другу является очень важной для развития общего жизненного стиля.

 

Проблемные сферы

1. Нечеткость семейных границ. Из-за этого могут возникать многие проблемы. Это может быть связано с тем, что в семьях с неродными родителями очень часто возникают расхождения, кто именно принадлежит к семье. Женщина, например, рассматривает себя, своих детей и своего мужа, отчима детей как тех, кто принадлежит к семье. Дети ее мужа, которые приезжают к ним для нее лишь гости. А мужчина наоборот относит своих детей к семье, и если они приезжают, то для него лишь сейчас вся семья вместе. Или маленький мальчик считает всех: маму, отца, что живет отдельно, братьев и сестер и отчима одной семьей.  В противоположность ему его старшая сестра относит к своей семье лишь ее родных родителей и братьев и сестер, но не отчима.

Тем людям, кого это никогда не касалось, эта «путаница» может показаться, возможно, неважной. Но у людей, кого это касается, часто возникают глубокие неприятные чувства, которые могут повлиять даже на самые простые отношения. Сам факт, что ты из такой сложной семьи с неродными родителями, отрицается как извне, так и внутри.

2. Мощная коалиция. Неродные родители часто имеют проблемы интегрирования в семью потому, что они стараются занять место родного отца/матери. Тем не менее, родные родители остаются все равно родителями своих детей, не смотря на развод.

Вхождение в такую семью в роли новой матери/отца может быть осложнено еще и по другой причине.

Часто один из детей незаметно переходит в позицию родного отца/матери, который ушел из семьи, и имеет с ним/ею довольно тесные отношения. Это бывает во многих исследованных нами семьях.

Почти в каждой семьи с неродными родителями носителем симптома является ребенок от  первого брака одного из родителей. Лишь иногда это могут быть дети из новой семьи. Это дает возможность допустить, что дети - носители симптома стали коалиционными партнерами родного отца/матери. При создании семьи с неродными родителями они рассматривают свою позицию под угрозой и реагируют симптомами.

Например: 12-летний Йонас в своей родной семье был младшим ребенком и единственным мальчиком из 3-х детей. После развода родителей он жил со своим отцом и оставался единственным ребенком. Его обе старшие сестры жили с матерью. Йонас стал постоянным партнером своего отца, можно сказать даже более «приятелем», чем ребенком. После нового бракосочетания его отца с другой женщиной, которая имела 8-летнего сына, Йонас снова вернулся к роли ребенка, а женщина стала партнером отца. Йонас был старшим из детей. Потому, что он был старшим, его отец и мачеха ожидали от него большей ответственности и помощи по отношению к своему меньшему сводному брату. Это была роль совсем не такая, которую он играл раньше. Раньше ожидалось, чтобы его старшие сестры несли за него ответственность. Потом, когда он жил со своим отцом, он должен был сам проявлять заботу о себе. А после бракосочетания отца от него ожидалось, что он станет ответственным и заботливым братом.

Йонас стал вести себя из-за всех этих изменений в его жизни и нового положения часто очень агрессивно. Через мнимую потерю отца как приятеля на продолжительное время у него появились грусть и злость. Понятно, что родители вскоре начали считать его ворчливым и безответственным мальчиком.

3. Проблемы во взаимоотношениях с родным отцом/матерью, которые оставили семью. Для семьи с неродными родителями важную эмоциональную, а также правовую роль играет тот из родителей, который живет не в новой семье, а за пределами дома. Это может вызвать у нового партнера неуверенность в отношениях и чувство соперничества. Дети переживают конфликты, тогда когда один из родителей, который живет вне границ дома, не появляется или появляется очень редко. Тот факт, что он более не присутствует рядом, для ребенка или для молодого человека еще долго будет не понятным, и это место не может быть свободным для кого-то другого.

4. Проблемы с ролью и идентификацией у одного из неродных родителей. Мужчина или женщина, который/которая занимает в новой семье позицию неродного отца/матери, часто и сам/сама не знает, как ему/ей нужно вести себя. Единственная роль, которую знают неродные родители, и которую они уже раньше выполняли - роль родного отца или родной матери.

Эту роль большинство неродных родителей принимают бессознательно, это означает, что они устанавливают ежедневный ритм, определяют, когда дети должны приходить домой. Слишком поздно они замечают, что из-за этого начинается борьба за власть. Т.е., роль неродных родителей не заданная роль, она формируется в процессе обучения.

Четко понятным это становится также в правовой сфере: неродной отец/мать не имеют права на воспитание, это означает, что он/она не имеют права что-то решать за пасынка/падчерицу в важных вопросах и решениях, например, в делах школы, выбора профессии, врача, больницы и т.п.

Часто неродные дети говорят: «Ты не можешь мне ничего сказать!» или «Это тебя не касается». Такие высказывания обижают неродных родителей.

Названные здесь проблемы наиболее важные конфликтные зоны, на которые семьи с неродными родителями реагируют часто неудовольствием, подавленностью, ревностью, страхом перед соперничеством, виной и отказом.

Часто отчим ищет свое место в семьи в детской подсистеме, т.е., бегает с детьми, играется и веселится с ними и таким образом дает женщине ощутить, что ему нравятся ее дети, и он может с ними хорошо общаться. Но он держится в стороне, прежде всего в том, что касается детей: задача женщины воспитывать детей и организовывать домашнее хозяйство. Эта стратегия сначала кажется очень успешной, так как она притягивает детей на свою сторону и обеспечивает этим место отчиму в системе. Но если заглянуть  вперед, то женщина ощущает себя покинутой на произвол судьбы: вместо партнера она, как ей кажется, приняла в семью еще одного ребенка.

 

Терапия и консультации семей с неродными родителями

Предпосылкой каждой терапии есть четкое знание особенностей ситуации в семье, если нет специфической информации о специфической семье, мы не можем по-настоящему что-то изменить.

Как терапевты мы должны иметь четкое представление о структурной характерной особенности и специфических задачах развития, которые семья с неродными родителями должна решить.

Семью с неродными родителями, которая сделала много усилий для того, чтобы функционировать как нормальная семья, мы просим обратить внимание на то, что она не является естественной семьей, а есть семьей с неродными родителями. Это другой тип семьи, и значит, нужны и другие роли, другие правила игры, другие формы отношений, чем те, которые мы знаем из нормальных обычных семей.

Семья с неродными родителями не является особой семьей, она является другой семьей. Это название вызывает удивление, часто даже сопротивление, но, в конце концов, содействует большому облегчению и высвобождает творчество и фантазию, для развития неизвестных до этого времени правил и отношений.

Если, например, мачеха до этого времени брала на себя ответственность за воспитание детей своего мужа, то терапевт вводит правило, чтобы родной отец сам взял на себя ответственность за их воспитание. Жена может в этом поддерживать, однако конкретное выполнение функции принадлежит ему, например, ответственность за выполнение домашних задач, принятие решения, в котором часу ребенок должен идти в кровать, до которого времени смотреть телевизор и т.п.

Если семья возьмет себе это за правило, то таким образом вводится процесс, в котором строятся новые модели отношений между мачехой и неродными детьми, и между отцом и его детьми. Система начинает изменяться, в ней появляются новые модели поведения.

Поскольку не хватает имеющихся ролевых картин и переданных из поколения в поколение примеров отношений, то привлекается творчество семьи, чтобы развить их собственные модели. При этом также важно, чтобы терапевт знал свои примеры функционирования такой семьи и постоянно старался незаметно приблизить семью к норме.

Погашение фантазий

Распад первичной, центровой семьи, может запомниться каждому члену семьи по-разному. Часто отец/мать некогда не говорят с детьми открыто, почему они развелись. И у всех возникают фантазии, что же произошло на самом деле. Такие фантазии могут привести к идеализации ребенком отсутствующего отца, к путанице в чувствах относительно того из родителей, кто остался в семьи и оставить у детей открытым вопрос: не могло бы это быть именно их виной. Иногда дети фантазируют, что «недостаточно хорошо вели себя», и что такое также может случиться в их новой семье.

Почти каждая семейная проблема сопровождается фантазиями. Важно тогда открыть факты, чтобы можно было их реально оценить, обсудить и по-новому отнестись к ним.

Чувства печали, агрессии и вины часто препятствуют открытым отношениям родных родителей со своими детьми. У детей есть вопросы к своим родителей. Если об этом не говорят, то усложняется общение детей и родителей.

Семейная терапия работает с семейной системой, хотя может также содержать индивидуальную терапию, или терапию с семейной подгруппой.

Присутствие всех членов семьи облегчает прямую коммуникацию между всеми, препятствует косвенной коммуникации. У детей намного реже возникает чувство, что за их спиной могут происходить какие-то вещи. Встреча вместе гарантирует создание безопасного места для обучения, попыток, экспериментов, введение новых идей и способа поведения с помощью терапевта.

Проблемы, которые называются семьей в начале терапии, часто бывают нечеткими и «ориентированными на болезнь». Родители говорят: «мы должны лучше относиться друг к другу», «у нас лишь скандалы» или «дети не уважают меня как мачеху/отчима» и т.п.

Нужно четкое определение от каждого члена семьи: как он видит эту проблему, какие его собственные нужды и что он хочет изменить. Если нужды не четкие, то и цели будут неясные и некорректные.

Как для терапевта, так и для семьи, одинаково важно видеть, приемлемые аспекты разных семейных систем в семье с неродными родителями. Например, как празднуются праздника или, какую важную функцию имеют особые дни, такие как дни рождения, как проявляются чувства, как принято обнаруживать агрессию, в какой форме проходит воспитание и т.п.

Важно прояснить коммуникативные особенности семьи с неродными родителями, а именно, выяснить вербальные и невербальные особенности разных членов семьи, подходят ли они друг другу. Если кто-то говорит, что ощущает агрессию, то выглядит ли он агрессивно? Если кто-то говорит, что охотно проявляет заботу о других членах семьи, то, как он это показывает?

Может случиться, что семья не появится на дальнейшие встречи с терапевтом, если он не согласится на обследование какого-то ребенка. Часто проводится обследование ребенка, когда и родителям рекомендованная семейная терапия. Это происходит потому, что некоторые родители боятся идти на терапию и требуют установления «идентифицированных пациентов», чтобы отвлечь от себя внимание. Может произойти и так, что ребенок ведет себя настолько деструктивно, что родители не могут больше воспринимать его функцию (идентифицированного пациента) как ведущую силу в семейной системе.

Аня, 15-летняя девочка стала идентифицированным пациентом из-за своей неуспеваемость в школе и пренебрежением к авторитету учителей. Ее отношение к мачехе было очень конфликтным. Взаимная ненависть была настолько большой, что все в семье уже мечтали избавиться от этого ребенка. Ей не было 5 лет, когда ее родная мать внезапно исчезла из дома. Печаль, которую Аня не показывала, была очевидной. Ее ненависть по отношению к мачехе прибавляла огня к этому конфликту и оказывала содействие тому, чтобы развести родителей. Отец защищал свою дочь и не мог развивать любовь к новой жене, которую Аня не хотела воспринимать. После встречи с терапевтом стало очевидным, что необходима дальнейшая работа в подгруппах. Аню пригласили вместе с ее старшей сестрой. Обе сестры вместе смогли признать причины агрессии Ани и недостаточное уважение к мачехе.

Потом пригласили родителей. Они работали над своими взаимными нуждами и над усилением своих позиций в роли руководителей семьей. Мачеха работала над своим собственным чувством неуверенности.

Благодаря такой работе был заложен фундамент для дальнейшей успешной работы на общих встречах. У всех членов семьи состоялись определенные изменения:

  • мачеха стала чувствовать себя увереннее и смогла относиться к Ане более сердечно;
  • Аня перестала бунтовать в школе;
  • отец стал лучше относиться к своей жене.

Этот пример демонстрирует, какой важной может быть работа с подгруппами. Этот концепт - работа с подгруппами - помогает индивидуальному росту и самоутверждению каждого отдельного члена семьи и приносит пользу «сборной семье».

 


[1]  Доклад Эрики Хорн во Львове, август 2007 г. Vortrag Erika Horn in Lwow im August 2007. Arbeit mit Stieffamilien und Patchworkfamilien.

2017 © МОО СРС. Все права защищены.